Новости

Недостатки – или продолжения достоинств Опубликовано: 28 Май 2018

«Да он же юрист», – можно услышать о человеке, который отличается чрезмерным на взгляд обывателя вниманием к деталям. А что думают о профдеформации в юриспруденции сами представители этой профессии.

Стресс и переработки – неизбежная часть юридических будней, и напряжение не компенсируется даже доходом, который в крупных компаниях значительно превышает средний заработок. Существует ли при этом профессиональная деформация юристов либо в юриспруденцию идут люди, в которых уже заложены определенные черты? Верно и то, и другое, считают сами представители юридической профессии.

Хорошее начало

Есть ряд качеств, не обладая которыми в профессии юриста состояться и стать успешным невозможно. По мнению адвоката, к. и. н., вице-президента Адвокатской палаты Москвы Вадима Клювганта,  в их числе – чёткость и системность мышления, быстрота реакции, находчивость и, конечно же, высокая стрессоустойчивость, которую, впрочем, не следует путать с чёрствостью. Есть и другие черты, абсолютно необходимые юристу, считает Клювгант.

"Умение слушать и слышать не только себя любимого, но и оппонента, и любого собеседника, способность к диалогу и достижению взаимопонимания, умение "держать удар", в том числе достойно и честно проигрывать. Обязательны чувство юмора и самоирония. Цену себе знать надо, а вот чересчур себя любить и слишком серьёзно к себе относиться вредно – это вызывает только лишние стрессы, жалость и насмешку ну или усмешку окружающих", – уверен адвокат.

Александр Молотников, доцент кафедры Предпринимательского права Юридического факультета МГУ, напомнил про еще одно важное качество юриста – понимание, что безвыходных ситуаций не бывает. "Любой юрист должен быть настроен на поиски выхода. Это справедливо и для консалтинга, и для инхауса", – отмечает Молотников. Именно поэтому юристы вынуждены быть оптимистами, в особенности консультанты? иначе свои услуги не продашь. "Вы ведь не захотите лечиться у доктора-пессимиста", – проводит аналогию Молотников.

Но есть и такие качества, которые сложно однозначно оценить как позитивные или негативные. Самая заметная такая черта – педантизм, превращающийся временами в ужасное занудство, признает руководитель Уголовной практики «Инфралекс» Артем Каракасиян.

О плохом и сложном

Никто не придет в больницу похвастаться своим прекрасным здоровьем, замечает Каракасиян. Так и к адвокату человек обычно обращается со своей проблемой, а зачастую и с горем. "Наверное, две самые эмоционально насыщенные сферы юридической деятельности – это уголовные дела и бракоразводные процессы – то, где риску подвергаются наиболее уязвимые стороны жизни. Здесь наряду с чисто профессиональными задачами приходится много времени уделять психологическому состоянию клиента, чтобы его стабилизировать, протянуть нить в лабиринте незнакомой ситуации", – говорит Каракасиян. 

Конечно, это не может не отражаться и на самом юристе, который переживает постоянный стресс от потока негативных эмоций. Тут возможны две крайности, в один голос признают эксперты. Первая – когда не получается выработать достаточную "толстокожесть". "Если все пропускать через себя, то очень скоро выгоришь, не сможешь дальше эффективно работать", – признается Каракасиян. 

Другая крайность – цинизм, лишающий возможности увидеть в клиенте человека, проникнуться его проблемой. По мнению Каракасияна, подобная черствость быстро вырабатывается и часто встречается у юристов, имеющих отношение к уголовному праву – следователей, прокуроров, адвокатов и судей. Клювгант, в свою очередь, уверен, что от этого не застрахован никто – вне зависимости от того, на какой он "стороне баррикад".

"Нужен здоровый баланс: нельзя ни "умирать" с каждым делом, ни позволять себе равнодушие, ибо оно несовместимо с профессионализмом юриста, да и с самой принадлежностью к профессии. Это же можно сказать и о профессиональном занудстве,препарировании всего, что вокруг, маниакальном стремлении оставить за собой последнее слово в любой ситуации".

Вадим Клювгант, адвокат, к. и. н., вице-президент Адвокатской палаты Москвы 

Молотников уверен, что долгая работа в юридической профессии в ряде случаев делает человека параноиком. Хотя юрист и оптимистично смотрит на жизнь,  этот позитивный настрой все время сопровождается попытками предусмотреть и минимизировать риски: "такой своеобразный параноидальный оптимизм". "Это хорошо, когда главный юрист инвестиционной компании вносит бесчисленные правки в договор купли-продажи акций. А теперь представим того же юриста, пришедшего в модный ресторан или выбирающего книжный шкаф в Ikea. Страшно представить, к чему это приведет. В самых запущенных случаях близким и родственникам юристов приходится несладко, тут уж не до оптимизма", – иронизирует Молотников.

Есть у успешных юристов и проблемы посерьёзнее – например, постоянное стремление выигрывать, порой любой ценой, и оставаться "номер один". "Вызывают сожаление и горькую усмешку неспособность искренне порадоваться превосходству коллеги, в том числе и оппонента. И безосновательная уверенность некоторых коллег в том, что жизнь профессии началась именно с них, и им всё уже "открылось", а до них и не было никого и ничего", – говорит Клювгант. "Звёздная" болезнь – опасное проявление профессиональной деформации, чреватое тяжёлыми последствиями вплоть до потери профессии, уверен адвокат.

Особый случай

По признанию экспертов, одни представители юридической профессии оказываются более подверженными профдеформации, чем другие. "Особая когорта – судебные юристы: попробуй перебей во время дружеского разговора блестящего оратора и адвоката", – замечает Молотников. Но больше всего шансов измениться не в лучшую сторону у следователей или прокуроров, сходятся во мнении эксперты. Обычно к признакам профессиональной деформации (деградации) у следователей, прокуроров, судей относят обвинительный уклон и готовность в каждом видеть преступника, замечает Клювгант: "То, что вы до сих пор на свободе, – не ваша заслуга, а наша недоработка".

С ним согласен и Молотников, упоминающий такие качества, как подозрительность и настырное стремление докопаться до сути. "Ни за что не забуду, как встретился через год после окончания университета с другом – одногруппником , который стал трудиться следователем прокуратуры. Он начал как-то по-другому слушать, внимательно и в то же время недоверчиво", – приводит пример юрист. Впрочем, надо быть справедливыми и признать, что такое изменение свойственно не всем следователям, прокурорам и судьям.

Похожие черты по мере работы в профессии начинают проявляться и у адвокатов уголовной специализации. Критическое отношение к людям и человеческим порокам, общая подозрительность, закрытость, специфический и достаточно циничный юмор, чем-то похожий на юмор врачей, замечает у юристов-уголовников" партнер АБ "ЗКС" Андрей Гривцов. 

"У кого-то эти черты выделяются сильнее, у кого-то меньше, но, как правило, юристы уголовно-правовой специализации – это люди достаточно закрытые, несмотря на кажущуюся открытость некоторых из них, подозрительные, не склонные верить на слово, ставящие под сомнение каждое утверждение", – признаёт Гривцов. Однако, отмечает он, это не негативные черты характера, а скорее особенности поведения: "Негативные же качества вроде лживости, подлости, алчности и прочих человеческих пороков вряд ли могут быть приобретены в такой позитивной профессии, направленной на служение и помощь другим людям, как юриспруденция. Они закладываются еще в процессе формирования личности в детском возрасте в результате влияния семьи и ближайшего окружения". 

Таких не берут в консультанты

Есть качества, которые точно будут мешать юристу: рассеянность, неорганизованность, неумение подвергать собственное и чужое поведение здравому анализу, а также излишняя эмоциональность, которые мешают принять верное решение.

Каракисиян в их числе отмечает узость и ригидность мышления: "Можно сделать только так, потому что в законе написано".

 "Жизнь всегда богаче даже самых подробных правил. Чтобы решить проблему, часто надо взглянуть на нее под разными углами, рассмотреть в более широком контексте. Особенно это важно в консалтинге, где клиент обращается не за цитатой из закона, а за творческим решением возникшей задачи", – говорит он.

 

 

 

Автор: Ирина Кондратьева

Ссылка: https://pravo.ru/story/202015/?desk_tv

Style Switcher
  • Blue Default
  • Golden
  • Purple