Новости

Взыскиваем убытки Опубликовано: 17 Февраль 2020

За последние годы практика российских судов по делам об убытках стала более благоприятной для взыскателей. Тем не менее юристы продолжают жаловаться на отсутствие внятных критериев определения размера убытков и на завышенный стандарт доказывания причинно-следственной связи. Также имеется существенная специфика при взыскании убытков с органов юрлица.

Виды убытков и методы их доказывания

Убытки могут быть прямыми и косвенными, номинальными и реальными, материальными и моральными (моральный вред). Для привлечения лица к ответственности в виде возмещения убытков необходимо доказать: 

  • наличие убытков и их размер;
  • противоправное поведение, повлекшее причинение вреда;
  • причинную связь между противоправностью поведения и наступившими убытками (№ А40-49046/11).

«Наличие того или иного элемента является оценочным понятием. Это остается основной проблемой. При рассмотрении вопроса о взыскании убытков суд может принимать во внимание степень предвидимости убытков для ответчика, разумность мер, предпринятых виновной стороной для предотвращения убытков, поведение самого истца, способствовавшего или не препятствовавшего причинению убытков, и тому подобные субъективные обстоятельства», – считает старший юрист, руководитель отдела банкротств ЮФ "Консалт" Сорокины и Партнеры  Ирина Зорина.

Прежде чем рассчитать размер убытков, необходимо позаботиться о наличии подтверждающей их доказательственной базы. «Надежным доказательством послужит первичная документация, обосновывающая исходные данные. К иной документации суды относятся настороженно, могут принять ее лишь в совокупности», – говорит юрист ЮФ Надмитов, Иванов и партнеры Елена Дмитриева. Например, сам по себе акт сверки не доказывает осуществление хозяйственной операции, так как не является первичным учетным документом, однако может быть принят совместно с иной документацией, содержащей сведения о задолженности должника (№ Ф05-11573/2019).

Как неоднократно подчеркивал Верховный суд, можно использовать различные методы расчета ущерба: не только общий анализ представленных заявителем документов, но и экспертизу.

Андрей Мазуркевич, юрист Enforce Law Company

Убытки также делятся на реальный ущерб и упущенную выгоду. Реальный ущерб – это расходы, которые лицо понесло или должно будет произвести для восстановления своих нарушенных прав, утрата или повреждение его имущества. Упущенная выгода – это неполученные доходы, которые это лицо получило бы при обычных условиях гражданского оборота, если бы его право не было нарушено (ст. 15 ГК).

Для доказывания реального ущерба достаточно документального подтверждения. Например, чек за ремонт. «Доказать размер упущенной выгоды сложнее, так как неполученные доходы носят гипотетический характер. При определении размера упущенной выгоды суды учитывают меры, предпринятые лицом для ее получения, и сделанные с этой целью приготовления», – рассказала юрист петербургской корпоративной практики Пепеляев Групп Елена Рыбальченко. Взыскатель упущенной выгоды должен доказать, что возможность получения им доходов действительно существовала, но только действия ответчика стали препятствием для этого (№ 305-ЭС16-18600, № А56-39362/2017, № А56-8167/2019). «Имеется практика установления размера упущенной выгоды с помощью назначения судебной экспертизы. Целесообразно использовать экспертизу не только для подтверждения суммы убытков, но и причинно-следственной связи между убытками и действиями ответчика», – говорит руководитель практики банкротства ООО Митра Антон Томилин. 

Судебная практика по взысканию убытков

«Заметна тенденция расширения ситуаций, в которых можно взыскать убытки», – считает Мазуркевич. Так, суд вправе переквалифицировать заявление о привлечении контролирующего лица к субсидиарной ответственности на заявление о взыскании убытков (№ 305-ЭС18-15540). У лица, пострадавшего от двойной продажи, появилась возможность предъявить деликтный иск к самому первому продавцу, если пострадавший не получил возмещения от своего контрагента (№ 303-ЭС16-19319). Стало реальным подать заявление о возмещении внедоговорного вреда к лицу, действия (бездействие) которого с очевидностью способствовали нарушению абсолютного права покупателя и возникновению у него убытков (№ 306-ЭС17-18368). А решения участников об одобрении сделок теперь не снимают с директора ответственность за исполнение убыточных сделок (№ 305-ЭС19-8975). 

Партнёр юрфирмы Инмар Ксения Рубец отметила расширение возможности доказывания причинно-следственной связи между действиями нарушителя и возникшими убытками. Теперь допустимыми доказательствами являются заверенные участвующими в деле лицами скриншоты с указанием адреса интернет-страницы, с которой сделана распечатка, а также точного времени ее получения (п. 55 Постановления Пленума ВС от 23.04.2019 года № 10). Взаимодействие сторон в мессенджерах, даже если такой способ связи не закреплен в договоре, признается судом исполнением договора при условии подтверждения статуса лица, ведущего переписку (№ А51-9793/2019).

«Суды задают высокий стандарт доказывания размера убытков. Поэтому сохраняется расхождение между размером удовлетворённых исковых требований и изначально заявленных в иске», – считает юрист КА Ковалев, Тугуши и партнеры Ильнар Абдулов. «Тренд последнего времени – взыскание убытков, рассчитанных абстрактным методом. Он заключается в том, что убытки калькулируются исходя из рыночного показателя обычной затратности действий, направленных на восстановление имущественного положения лица. Пример – договор поставки, при нарушении которого размер убытков может определяться в виде разницы между ценой товаров по договору и их рыночной стоимостью», – говорит партнер практики по разрешению споров Bryan Cave Leighton Paisner (Russia) LLP Иван Веселов.

Специфика взыскания убытков с органов юрлица

Взыскание убытков с органов юридического лица урегулировано Постановлением Пленума Высшего арбитражного суда от 30.07.2013 года № 62. «Главная задача – доказывание взаимосвязи между действиями (бездействием) органов управления и убытками, причинёнными юрлицу. Специфика таких дел заключается в том, что в задачу судов не входит оценка экономической целесообразности принимаемых органами управления юрлица решений. А зачастую без такой оценки крайне сложно получить законный и справедливый судебный акт», – считает Рыбальченко. «Необходимо найти баланс и не допустить ни фактической безнаказанности руководителя, ни огульного взыскания с него обычных предпринимательских убытков. Ведь возможные убытки составляют неотъемлемый предпринимательский риск», – говорит к. ю. н., советник Dentons Мария Михеенкова. Верховный суд подчеркнул: потенциальная ответственность руководителя за убытки компании – это часть его должности; переложить ее на акционеров и участников общества не получится (№ 305-ЭС19-8975). 

Главная проблема взыскания убытков с органов юрлица не в их доказывании в суде, а в последующем исполнении вынесенного решения. Поскольку органами юрлица в российских компаниях в основном являются физлица, их имущественное положение часто не позволяет выплатить присужденные суммы.

Антон Мальцев, партнер группы по разрешению споров Baker McKenzie 

Имеется существенная специфика при взыскании убытков банкрота с контролирующих лиц. «Во-первых, если действия ответчика привели к банкротству, взыскивается сумма, недостающая для полного погашения требований кредиторов. Во-вторых, в таких процессах бремя опровергать основания иска часто возлагается на ответчика. И наконец, в некоторых случаях взыскателем становится не только общество, которому органы управления причинили ущерб, но и кредитор, не получивший из-за этого удовлетворения», – рассказал руководитель ПБОлевинский, Буюкян и партнеры Эдуард Олевинский.

Практические проблемы расчёта убытков

Партнер группы по разрешению споров Baker McKenzie Антон Мальцев считает проблемой отсутствие внятных критериев определения убытков, когда их размер не может быть установлен точно. «Закон указывает, что в этом случае, исходя из всех обстоятельств дела, принципов справедливости и соразмерности ответственности допущенному нарушению, размер убытков должен быть определён с разумной степенью достоверности. Это приводит к ситуациям, когда суд взыскивает символическую сумму, а оспорить такое взыскание практически невозможно», – говорит Мальцев. Зорина тоже назвала среди проблем оценочность большинства доводов и изменение исходных данных для расчета убытков, в том числе в зависимости от конкретного срока, на который производится расчет.

Когда истец не может доказать точный размер убытков, суд должен определить его самостоятельно. При этом не совсем понятно, как именно суд будет производить оценку. Получается, истец гарантированно может рассчитывать лишь на возмещения в границах минимальной доказанной суммы.

Елена Дмитриева, юрист ЮФ Надмитов, Иванов и партнеры

По мнению партнера, руководителя практики по урегулированию споров с госорганами PwC Legal Раисы Алексахиной, длительное время одной из самых больших проблем судебной практики по взысканию убытков был завышенный стандарт доказывания. «Суды зачастую отказывали во взыскании, казалось бы, очевидных убытков со ссылками на недоказанность размера и отсутствие причинно-следственной связи. С масштабными поправками в ст. 393 ГК, а также принятием Пленумов ВС от 23.06.2015 года № 25 и от 24.03.2016 года № 7 ситуация стала меняться к лучшему», – говорит Алексахина. Например, суды решили, что при угоне у судебного пристава арестованного автомобиля его владелец не может претендовать на возмещение убытков, так как не доказан их размер и причинно-следственная связь. ВС последовательно объяснил, почему казна России отвечает за недобросовестность пристава и в каком размере произошло уменьшение имущества истца (№ 16-КГ18-53).

 

 

 

 

 

Автор: Алина Михайлова

Источник: https://pravo.ru/story/218240/?desc_tv_9=

 

Style Switcher
  • Blue Default
  • Golden
  • Purple