Новости

За и против Опубликовано: 29 Январь 2018

Токены, криптовалюты и смарт-контракты уже используются на практике и приносят выгоду, поэтому в этой сфере необходимы ясные правила. В последние дни было обнародовано несколько проектов законов о регулировании криптовалют. Первым из них стал документ Минфина. В нем даются легальные определения таких понятий, как цифровая валюта, майнинг, токен и смарт-контракт, устанавливаются правила выпуска токенов и допускается обмен криптовалют на «традиционные» деньги, хотя их цифровые аналоги и не признаются средством оплаты. Эксперты оценили положения нового закона и рассказали, чего в нем не хватает. Определения понятий смотрите внизу публикации.

1. Идея регулирования криптовалют и смарт-контрактов

«ЗА»: управляющий партнер «Надмитов, Иванов и партнеры» Александр Надмитов

В России есть небольшой рынок ICO и рынок майнинга криптовалют, который растет промышленными темпами. Пока они в юридической «серой» зоне. Радует, что законодатель решил их урегулировать, но остаются вопросы, как это будет реализовано на практике. Если цифровые финансовые активы признают имуществом, нужно будет разъяснить, как облагаются НДС операции с такими активами.

 

2. Майнинг предлагают считать предпринимательской деятельностью

«ПРОТИВ»: юрист юрфирмы «Борениус» Алексей Грибанов

Майнингом занимается много простых граждан. Если его признают предпринимательской деятельностью – они превратятся в нарушителей, если не зарегистрируются как индивидуальные предприниматели. Мне больше нравится белорусский вариант регулирования: там майнинг по общему правилу не считают предпринимательством.

 

3. Смарт-контракты хотят легализовать и передать их под защиту закона как электронные документы

«НЕЙТРАЛЬНО»: партнер "Зарцын, Янковский и партнеры" Роман Янковский

Это спорный вопрос. Смарт-контракт ценен своей независимостью от окружения, которую обеспечивает его самоисполнимость. Здесь же появляется возможность признания его недействительным по общим правилам договорного права: например, как заключенного под влиянием заблуждения и т. п. Если смарт-контракты все-таки могут оспариваться, можно было бы дополнить закон уточнением, что их нельзя квалифицировать как игры или пари.

 

4. Смарт-контракты предлагают считать договором в электронной форме, исполняемым с помощью цифровых транзакций, которые связаны с выпуском криптовалют

«ПРОТИВ»: управляющий партнер «Симплоера» Антон Вашкевич

В законопроекте описан только один вид смарт-контракта (на «эфириуме»). Это звучит, как «автомобиль – это «Мерседес» синего цвета с белым рулем». Но бизнес должен иметь возможность сам выбрать подходящую ему технологию.

Вообще в законе надо описать смарт-контракт не с технологической точки зрения, а по сути: это один из видов письменной формы сделки (не сама сделка, а именно форма). И закрепить это нужно не в отдельном законе, а в общей части Гражданского кодекса. Кроме того, нужно урегулировать смежные вопросы, которые тоже требуют правовой однозначности. Например, смарт-контракт является объектом интеллектуальной собственности разработчика, что может повлечь риски и проблемы в его использовании.  

 

5. Предлагаются правила выпуска токенов и обязательные условия, которые должна содержать публичная оферта об их выпуске

«ЗА»: руководитель КА "Комиссаров и партнеры" Андрей Комиссаров

Регулирование ICO защитит права инвесторов, приобретающих токены, которые по своей сути очень близки к акциям и другим ценным бумагам (IPO). Если такой или подобный законопроект будет принят – владельцы токенов получат право на судебную защиту от недобросовестных действий эмитента токенов. Но проект Минфина защищает только в том случае, если эмитентом является российское юридическое лицо или предприниматель. Приобретать «монеты» у иностранных эмитентов инвесторы по-прежнему будут на свой страх и риск.

 

«ЗА»: партнер "Зарцын, Янковский и партнеры" Роман Янковский

Регулирование ICO назрело, и в варианте Минфина оно выглядит в целом довольно диспозитивным. Например, требование предоставить инвесторам бизнес-план снабжено трогательной припиской «при наличии». Надеюсь, что диспозитивное регулирование сохранится в итоговом варианте, а ЦБ внедрит rulings и «регулятивную песочницу», то есть будет разрешать отдельным стартапам отходить от некоторых норм закона, если сочтет их проекты перспективными и полезными. В этом случае нас ждет масса ICO по российскому праву.

 

6. Разрешается обменивать криптовалюты на рубли только через оператора обмена-регулируемого участника финансового рынка

«ПРОТИВ»: управляющий партнер «Надмитов, Иванов и партнеры» Александр Надмитов

Обмен криптовалют на рубли происходит только через оператора – таким образом, владельцы криптовалют сами не могут их использовать в обмене. Этот запрет очень ограничивает их применение, в развитых юрисдикциях такого нет. В декабре 2017-го мы сопровождали сделку, по которой клиент купил акции американской корпорации за биткойны по нью-йоркскому праву. Если бы ее проводили по законопроекту Минфина, пришлось бы пользоваться услугами оператора. А это повышает транзакционные издержки.

 

7. Цифровые активы не разрешены как средство платежа

«НЕЙТРАЛЬНО»: ведущий юрист «Интеллект-С» Михаил Хохолков

Поскольку правовое регулирование цифровых активов продолжает развиваться, в будущем было бы логично разрешить ими расплачиваться.

Однако Центробанк вряд ли с этим согласится.

 

8. Неквалифицированные инвесторы могут приобрести в рамках одного выпуска токены на сумму до 50 000 руб.

«ПРОТИВ»: управляющий партнер «Надмитов, Иванов и партнеры» Александр Надмитов

Инвестиции неквалифицированных инвесторов ограничены довольно скромной суммой. Это не поможет развитию легального рынка ICO, как и ряд других жестких ограничений законопроекта.

 

9. Оценка законопроекта Минфина в целом

«ПРОТИВ»: юрист юрфирмы Vegas Lex Кирилл Никитин

Поскольку институт криптотехнологий новый и фундаментальных теоретических исследований пока нет, очень важно дать правильные определения понятий. В законе они некорректные: в реальности все процессы идут иначе.

Если же рассматривать проект как рамочный, в нем нет необходимых отсылок к другим законам. К тому же он противоречит существующим актам. В частности, закону о Центробанке, который запрещает выпуск и обращение денежных суррогатов, и Гражданскому кодексу, который регулирует права на цифровые объекты интеллектуальной собственности.

Странно, что в законопроекте нет упоминания блокчейна. Неудачной видится и попытка законодателя «втиснуть» в рамки акта тему смарт-контрактов. Учитывая, что их уже отнесли к разновидности сделок, этот вопрос скорее требует «точечной настройки» существующего порядка: лучше внести поправки в уже действующие акты (ГК, АПК, ГПК).

 

Криптоcловарь

Криптовалюта – это новый цифровой актив, который выпускают («майнят») компьютеры по всему миру. За такой валютой не стоит государство, но люди верят в ее покупательную способность, поэтому ее курс растет.

Блокчейн – это база данных, которая хранит информацию о сделках в виде «одна сделка связана с другой». Надежность базы обеспечивается тем, что сведения нельзя подделать и они записываются одновременно сотнями тысяч компьютеров по всему миру.

Токен («монета») – это нечто вроде «акции»: актив, который инвестор получает в обмен на вложения в какой-либо проект. ICO – это предложение инвестировать в проект. Если он станет успешным и популярным, токены вырастут в цене.

Смарт-контракт – договор в виде программы с автоматическим исполнением. Например, если оплата за партию производится после доставки в порт – датчики на коробках с товарами могут передать сигнал о прибытии в пункт назначения, и деньги продавцу будут переведены автоматически.

Квалифицированный инвестор – это тот, кто имеет высшее экономическое образование или ценные бумаги на сумму не меньше 6 млн руб., или определенный опыт работы в организации, которая занималась ценными бумагами либо деривативами. Другие варианты требований перечислены в законе о рынке ценных бумаг.

 

 

 

Автор: Евгения Ефименко

Источник: https://pravo.ru/review/view/147482/?cl=N

Style Switcher
  • Blue Default
  • Golden
  • Purple