Новости

Закупка юридических услуг Опубликовано: 01 Ноябрь 2017

Законодательство о госзакупках меняется стремительно. Это значит, что и закупки юридических услуг теперь проходят несколько иначе, чем, например, полгода назад. Все новеллы направлены на то, чтобы процедуру закупок сделать прозрачнее, а количество недобросовестных участников свести к нулю. По словам экспертов в этой области, добиться указанных задач пока не получилось, хотя позитивные сдвиги уже есть.

Законодательство о госзакупках: все перемены к лучшему

Самые масштабные изменения в области госзакупок произошли 1 января 2014 года, когда в силу вступил новый закон – 44-ФЗ. Предполагалось, что он существенно повысит качество обеспечения государственных  и муниципальных  нужд, создаст условия для прозрачности всего цикла закупок от планирования до приемки и анализа результатов, устранит коррупцию и другие злоупотребления. С тех пор в него внесено множество изменений – количество редакций закона перевалило за 40. Среди последних – ограничение субподрядчиков и субисполнителей, обязательное обсуждение закупки, наделение Минфина полномочиями по регулированию контрактной системы, а Казначейства – по функционированию Единой информационной системы, и многие другие.

Например, еще в 2016 году компания могла выиграть конкурс, а затем все передать субподрядчикам, что осложняло контроль за исполнением. Теперь государство ограничило эту практику, что, несомненно, повлияло на качество оказываемых услуг и выполняемых работ.

Не так давно заказчиков лишили возможности осуществлять закупки, не предусмотренные планами-графиками. Помимо этого, государственные и муниципальные унитарные предприятия стали относиться к заказчикам, которые должны проводить закупку по правилам 44-ФЗ (лишь отдельные закупки можно осуществлять по правилам 223-ФЗ).

Не менее значимым стало введение системы идентификационных кодов. Теперь в извещении о закупке, реестре контрактов и реестре недобросовестных поставщиков необходимо указывать идентификационный код закупки. Это существенно повысило открытость. Дело в том, что раньше многочисленные электронные площадки присваивали закупке собственную нумерацию, поэтому найти информацию о закупке было весьма затруднительно, особенно если недобросовестный заказчик намеренно допускал опечатки. Теперь это невозможно.

Также нельзя не отметить изменение судебной практики по вопросу признания недействительным частично исполненного контракта. Прежде оспорить частично исполненный контракт было очень сложно. Суды ссылались на то, что признание такого договора недействительным не только не приведет к восстановлению прав истца, но и повлечет дополнительные расходы. Имеющаяся лазейка позволяла заключать и исполнять контракты, даже если при проведении закупки были допущены серьезные нарушения. Но в прошлом году Верховный суд разъяснил, что само по себе исполнение оспариваемой сделки, заключенной по результатам торгов, не препятствует признанию такой сделки недействительной (№ 301-ЭС15-12618). Есть шанс, что это разъяснение позволит снизить количество злоупотреблений со стороны недобросовестных участников закупки.

«В последнее время законодательство о закупках является не просто базой для формирования конкурентной среды и контроля за расходами государственных предприятий и субъектов регулируемых видов деятельности, но и становится инструментом государственной политики в иных областях. Например, в сфере импортозамещения и протекционистских мер. Законопроектом №261318-7, внесенным Правительством РФ 05.09.2017 г., предложены изменения в 223-ФЗ, предполагающие контроль Правительства за размещением заказов на зарубежных верфях и за закупкой авиационной техники», - отмечает Александр Пахомов, управляющий партнер УК «Право и Бизнес».

Юрзакупка и ее особенности

Большинство рассмотренных выше новелл относится и к закупкам юридических услуг, но с некоторыми изъятиями. Дело в том, что у юрзакупок масса особенностей. Так, чаще всего юридическая услуга нужна компании в максимально короткий срок – например, судебное заседание могут назначить в течение месяца. При этом привлечение консультантов с использованием конкурентных процедур закупки требует, как правило, серьезных временных затрат.

У адвокатских образований часто возникают проблемы со сбором документов для участия в закупках, поскольку требования конкурсной документации не учитывают их специфику. Адвокатские образования являются НКО и не подпадают под критерии субъекта малого и среднего предпринимательства, хотя по своим характеристикам (количеству персонала, доходам) могли бы быть отнесены к ним. Адвокатские образования также не смогут предоставить по требованию поставщика сведения о конечных бенефициарах и о размере выручки компании согласно бухгалтерской отчетности – поскольку в бухгалтерском балансе она всегда равна нулю.

Часто при написании заявки у заказчиков не получается определиться с конкретным техническим заданием и теми действиями, которые будут необходимы в ходе оказания услуги. Распространены ситуации, когда в судебном процессе выясняется, что нужно обратиться в ряд других органов, чтобы достичь желаемого результата. Все это должно закладываться в стоимость услуг.

С оценкой заявок тоже возникают трудности. «К сожалению, заказчику не всегда удается соблюсти баланс и разработать критерии оценки, соответствующие законодательству о защите конкуренции и одновременно позволяющие выявить участников, способных не только предложить лучшие условия исполнения контракта, но и реально оказать требуемые услуги высокого качества», – считает директор юридической службы Ernst & Young в СНГ Алексей Стаценко.           

Недобросовестность участников: все карты раскрыты

Названные выше особенности юрзакупок создают благоприятную почву для недобросовестных участников, которые стремятся обеспечить победу конкретного поставщика. Наиболее простой способ сделать это – не допустить к конкурсу никого другого. Анализируя судебную практику, можно выделить несколько типичных способов осуществления недобросовестной закупки.

Во-первых, комиссия может формировать требования к участникам конкурса таким образом, что под них подпадут всего одна-две юрфирмы. «На мой взгляд, это наиболее распространенный способ организации недобросовестных закупок. Чаще всего такие требования включают наличие у участника опыта оказания услуг, напрямую не связанных с предметом тендера, или наличие какой-либо лицензии, которая очевидно не требуется для оказания закупаемых услуг», – рассказал Стаценко. Еще круг участников закупки сужает требование о том, что юрфирма должна входить в первую тройку компаний определенного рейтинга (то есть только эти трое смогут принять участие в тендере), иметь офис в каком-нибудь небольшом городе с определенным количеством сотрудников в нем, обладать успешным опытом работы с заказчиком. «Иногда встречается требование организовывать очные совещания с заказчиком в течение нескольких часов с момента возникновения вопросов для обсуждения. На мой взгляд, такое требование является не убедительным по причине современного развития телекоммуникационных услуг и возможности устраивать селекторные аудио- и видеоконференции», – отметила руководитель тендерного отдела ООО УК «Право и бизнес» Лолита Раснер. «Иной раз сталкиваешься с такими требованиями и критериями, что, зная российский рынок юридических услуг, можно сразу определить ту компанию, которая будет им соответствовать», – сообщилАлександр Пахомов. «Если мы видим подобные действия со стороны заказчика, то предпочитаем не участвовать в этом тендере», – заявила директор по маркетингу и развитию бизнеса «Пепеляев Групп» Ольга Булатова.

Во-вторых, иногда заказчик проверяет заявку дружественного участника менее придирчиво, а вот заявки его конкурентов – с особенной дотошностью. В результате заявки большинства юрфирм могут быть отклонены по любому, даже самому формальному основанию: фактическое количество листов в одной из пачек документов, прилагаемых к заявке, не соответствует количеству листов, указанных на сшивке этой пачки; листы не пронумерованы; и т.д.

В-третьих, недобросовестные заказчики могут искусственно отсеивать нежелательных участников путем установления необоснованно высокого обеспечительного платежа и слишком длительных сроков подведения итогов закупочной процедуры. «Например, обеспечительный платеж в 5 млн руб. при подведении итогов через 2-3 месяца после завершения приема заявок не дает возможность небольшим компаниям принять участие в закупке. На мой взгляд, это является ограничивающим конкуренцию фактором. Нет каких-либо веских аргументов, говорящих в пользу того, что молодая юридическая компания, не заработавшая большой объем выручки, менее эффективно окажет заказчику услугу, чем юридическая компания с большим временем существования и соответственно выручкой», – считает партнер «НАФКО-Консультанты» Павел Иккерт.

Иногда эти способы не срабатывают, и «ненужный» конкурент все-таки «проникает» в закупку. В этом случае привлекают еще одного дружественного участника. Он демпингует, предлагая настолько низкую цену за свои услуги, что добросовестные конкурсанты не могут соперничать с ним и уходят. При этом второй участник сговора предлагает цену чуть ниже последнего ценового предложения не участвовавшего в сговоре. В результате демпингующий отказывается от заключения договора, и победителем становится второй участник сговора.

***

Несовершенство законодательства о закупках создает благоприятную почву для разнообразных злоупотреблений. Но с недобросовестностью участников торгов можно и нужно бороться. И самым действенным способом борьбы является обращение с жалобой в антимонопольный орган.

 

 

 

Автор: Алина Михайлова

Ссылка: https://zakupki.pravo.ru/view/912/?cl=N

Style Switcher
  • Blue Default
  • Golden
  • Purple